You are currently viewing Мария Гусева: «Живу с чистой душой!»

Мария Гусева: «Живу с чистой душой!»

Бывшая работница комбината «Североникель» Мария Ивановна Гусева (Калякина) недавно отметила свое 90-летие. Без всякого лукавства она может сказать о себе: «Я — счастливый человек!»

Росла боевой девчонкой

Когда в семье Калякиных появился третий ребенок — маленький Саша, Маша осталась без мамы. Она умерла, когда едва девочке исполнилось шесть. Отцу Марии — Ивану Михайловичу — пришлось взять на себя заботу обо всех троих. Как старшая, девочка тоже чувствовала ответственность за братьев — Колю и Сашу. В обиду их не давала никогда.

— Бабушка у нас была добрая, а я росла боевой девчонкой, — рассказывает Мария Гусева. — Братишек защищала. Придут жаловаться бабушке: «Маруська-то ваша опять наших побила!» Она при народе вроде поругает меня для вида. А потом погладит по головке, говорит: «Ты не обижайся, я тебя люблю, а ругаю, чтобы люди видели, что твое поведение не одобряю».

Жили дружно

В 1930-х годах отец Марии уехал из Вологодской области, где жила семья Калякиных, на Север, в Хибиногорск (нынешний Кировск, — А.Г.). Вскоре привез сюда и ребятишек. Но там они надолго не задержались — перебрались в Мончегорск. Семья обосновалась в поселке Тростники.

— Папа у меня был строитель, — рассказывает юбилярша. — «Североникель» строил, город. Мы жили неподалеку от комбината. Большими семьями жили в бараках, и тесно нам не было никогда, никто нам не мешал. Шили, вышивали, весь быт украшали сами. Кто затевал пироги — всех угощал. Жили дружно… А потом началась война. Тогда, помню, мы с девчонками решили пойти на курсы полевых медсестер. Каждый день пешим ходили в город. Папа ничего не знал. Сначала он не хотел в эвакуацию, думал остаться здесь, при комбинате. А потом в газете о нас, юных патриотках, написали. Он, как увидел заметку, сразу собрался и увез нас. За меня побоялся. Потом я узнала, что девочки многие, с кем я тогда ходила, погибли…

Ивана Михайловича направили в Орск, а оттуда — в Каменск-Уральский, на Уральский алюминиевый завод. В 1943 году строителей затребовали обратно — на Север. К тому времени девушке уже было почти 20. Брат уехал учиться в Москву, а Мария отправилась в Кировск, осваивать профессию геолога.

— В Министерстве мне дали направление в Москву, а оттуда — в Ростовскую область, — рассказывает Мария Ивановна. — Я тогда почти всю ее автостопом исколесила…

«Сбежавшая невеста»

Но связать свою жизнь с геологией девушке не пришлось — спустя год Мария вышла замуж и вернулась в Мончегорск.

— С мужем познакомилась на танцплощадке, в нашем парке, — вспоминает Мария Гусева. — Он за мной долго ухаживал. Мясо мне все возил — лосятиной кормил, Потом я уехала по распределению, мы переписывались. Фотокарточки еще сохранились, которые он мне присылал. А когда приехала сюда в отпуск, в ЗАГС начал зазывать. Я не хотела, но он все равно уговорил!

После регистрации Мария вернулась в Ростовскую область. Но жить на расстоянии с женой Сергей не захотел и вскоре приехал за своей избранницей.

— У нас очень хороший начальник был, и муж сразу к нему смело пошел, — рассказывает Мария Ивановна. — Там он чего-то наговорил начальнику, меня и отпустили. Тогда я узнала, что меня собирались отправить на Урал, но муж перехватил. Все там пришли в ужас — так не хотели отпускать! Они меня полюбили, да и работала я добросовестно.

Работала много и честно

В Мончегорске Мария поменяла профессию — устроилась на комбинат «Североникель» — в цех заводских лабораторий.

—  Меня взяли лаборантом-химиком, — говорит Мария Гусева. — Химию осваивала сама — практикой, книгами… И курсы у нас были. Коллектив мне очень понравился и сама профессия. Интересно — из ничего что-то новое получаешь. Там и проработала до пенсии. Помимо основной работы была дополнительная — добровольно ходили строить городской стадион, готовили площадку для аэродрома, камни убирали… Помогали строить и цех никеля, котлован рыли. Еще, помню, траву косили — на Нюде, на 25-м километре. Поля какие были, ромашек сколько! Ехали с работ с цветами, с песнями. И усталости никакой не чувствовали. Много мы работали, и честно… Не за деньги, а за идею. И недовольства никакого не было.

Марии Гусевой есть чем гордиться — у нее большая семья — двое детей, четверо внуков и шестеро правнуков. Да и в свои годы она еще полна энергии и задора. Силы есть и готовить, и потихоньку хлопотать по дому. В хозяйстве ей помогают сотрудники Мончегорского центра социального обслуживания населения.

Мария Ивановна привыкла жить в ладу с людьми, доверять им. Она всегда доброжелательно относилась к окружающим и дожила до 90-летнего юбилея без скандалов. Как она говорит, в этом и есть залог долгой и счастливой жизни:

— Секрет долголетия? С чистой душой надо жить, без зависти и злости. И будешь всегда здоровым!